САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
Per. №: 33-2893/2016
Судья: Лавриненкова И.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Санкт-Петербург, 3 февраля 2016 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
Председательствующего — Александровой Ю.К.,
судей — Зарочинцевой Е.В., Птоховой З.Ю.
с участием прокурора Спассковой Т.А.
при секретаре Красильникове А.В.

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу К… на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 декабря 2015 года по гражданскому делу № 2- 282/15 по иску У… к К… о возвращении ребенка в государство постоянного проживания на основании международного договора,

заслушав доклад судьи Александровой Ю.К., объяснения ответчицы, её представителя — адвоката Дюваль Карины Марковны, действующей на основании доверенности от 17 января 2016 года сроком на три года и ордера №664038 от 3 февраля 2016 года, объяснения истца, его представителя Людмилы Я., действующей на основании доверенности от 2 апреля 2015 года и ордера №27 от 1 августа 2015 года, заключение прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Истец обратился в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями к ответчице о возвращении ребенка в государство постоянного проживания на основании международного договора.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 7 октября 2009 года между ним и ответчицей в магистрате города Хельсинки в Финляндии был заключен брак, в связи с чем Ответчица переехала в Финляндию, где истец работал на постоянной основе в Корпорации Нокиа. В настоящее время истец работает на постоянной основе в компании Майкрософт Мобайл Ою в качестве старшего инженера-программиста отдела ИТ. Истец проживает в Финляндии более 14 лет, владеет трехкомнатной квартирой площадью 75 кв.м. Стороны совместно проживали в квартире истца по адресу: переулок Сатулакуя 4 Е 51 01200 Вантаа, Финляндия.

24 декабря 2012 года у истца и ответчика родилась дочь, место рождения — город Вантаа, Финляндия.

Решением Уездного суда города Вантаа, Финляндия 11 апреля 2014 года брак между сторонами расторгнут.

Решением Окружного суда города Вантаа от 23 декабря 2014 года над ребенком установлена совместная опека родителей, место жительства ребенка определено с отцом по его месту жительства в Финляндии.

С момента своего рождения ребенок проживал вместе с родителями в Финляндии, с 10 ноября 2014 года по 21 января 2015 года посещала детский сад «Меривеси» («Морская вода») города Вантаа, Финляндия.

В феврале 2015 года ответчица вместе с ребенком без согласия истца в нарушение решения Окружного суда города Вантаа, Финляндия, пересекла границу Финляндии, таким образом лишив истца возможности общаться с дочерью, участвовать в её воспитании и развитии, нарушив защищаемые законом его права опеки как другого родителя.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, указывая на то, что в соответствии с Гаагской Конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (далее — Конвенция), вступившей в силу для Российской Федерации 1 октября 2011 года, Российская Федерация приняла на себя обязательство обеспечивать незамедлительное возвращение детей, незаконно перемещенных в любое из Договаривающихся государств либо удерживаемых в любом из Договаривающихся государств, уточнив заявленные требования, настаивая на их удовлетворении, Истец просил обязать Ответчицу возвратить несовершеннолетнюю дочь, в страну её обычного проживания — Финляндию на основании международного договора Российской Федерации — Гаагской Конвенции о международно-правовых аспектах похищения детей 1980 года.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 декабря 2015 года заявленные исковые требования удовлетворены.

Суд предписал незамедлительное возвращение малолетней дочери в страну её обычного проживания — Финляндию, на основании международного договора Российской Федерации — Гаагской Конвенции о международно-правовых аспектах похищений детей 1980 года.

Суд обязал Ответчицу в течение одних суток с момента вступления в законную сиу решения суда передать малолетнюю дочь, а также документы ребенка её отцу, для перемещения на территорию Финляндии.

Суд обязал мать не препятствовать передаче и перемещению малолетней дочери в место её постоянного проживания на территории Финляндии.

Судом указано на то, что мать может избежать принудительного исполнения предписания, обеспечив возвращение ребенка, в Финляндию.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней заявитель ставит вопрос об отмене постановленного судом решения, считая его незаконным и необоснованным, просит принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, указывая в жалобе на то, что, вынося обжалуемое решение, суд первой инстанции не принял во внимание существенные обстоятельства, имеющие значение для дела: отсутствие у ребенка разрешения на пребывание в Финляндии на момент въезда на территорию Российской Федерации; отказ миграционной службы в выдаче ребенку разрешения на пребывание на территории Финляндии; ухудшение здоровья ребенка в период проживания с отцом, что, по мнению ответчицы, свидетельствует о том, что истец не занимался вопросами состояния здоровья малолетней дочери; необходимость переезда ребенка на территорию Российской Федерации в связи с ухудшением состояния здоровья ребенка; частая перемена ребенком места жительства на территории Финляндии; проживание ребенка на протяжении нескольких месяцев на территории Норвегии; наличие у обоих родителей гражданства Российской Федерации.

Ответчица, её представитель — адвокат Дюваль К.М., действующая на основании доверенности и ордера, в заседание судебной коллегии явились, доводы, изложенные в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, поддержали, настаивали на её удовлетворении.

Истец, его представитель, действующий на основании доверенности и ордера, в заседание судебной коллегии явились, против удовлетворения апелляционной жалобы возражали, просили оставить обжалуемое решение суда первой инстанции без изменения.

Третьи лица, надлежащим образом извещенные о дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы (л.д.92-95 том 4), в заседание судебной коллегии не явились, сведений об уважительности причин неявки не представили, не просили о рассмотрении дела в свое отсутствие и в отсутствие своих представителей, в связи с чем на основании статей 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассматривать дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, их представителей, заслушав заключение прокурора, полагавшего обжалуемое решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, приходит к следующему.

Конвенция принята на Четырнадцатой сессии Гаагской конференции по международному частному праву.

Согласно статье 38 данного документа, государствам, не являющимся членами Четырнадцатой сессии Конференции, предоставлено право присоединиться к Конвенции.

В частности, Российская Федерация присоединилась к Конвенции в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2011 года N 102-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей».

Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 1 октября 2011 года, то есть в первый день третьего календарного месяца после депонирования документа о присоединении (статья 38 Конвенции).

Согласно статье 244.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела по заявлениям о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа на основании международного договора Российской Федерации рассматриваются и разрешаются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными международным договором Российской Федерации и настоящей главой.

Субъектами действия Конвенции являются дети младше 16 лет, имеющие место жительства в договаривающихся государствах, физические или юридические лица, наделенные правами опеки над ребенком, а также лица, незаконно переместившие или удерживающие ребенка.

Судом первой инстанции установлено, сторонами не оспаривается, что 7 октября 2009 года между ними в магистрате города Хельсинки в Финляндии был заключен брак.

Обе стороны являются гражданами Российской Федерации.

Гражданство иных стран не имеют.

Отец зарегистрирован в г.Черниголовка Московской области, мать — в Санкт-Петербурге.

Истец находится на территории Финляндии на основании вида на жительство, Ответчица имела временное разрешение, действие которого истекло летом 2015 года.

24 декабря 2012 года у истца и ответчика родилась дочь, место рождения — город Вантаа, Финляндия.

Решением Окружного суда города Вантаа, Финляндия 11 апреля 2014 года брак между сторонами расторгнут.

Решением Окружного суда города Вантаа от 23 декабря 2014 года над ребенком установлена совместная опека родителей, место жительства ребенка определено с отцом по его месту жительства.

Как указывалось ранее, обращаясь с настоящими требованиями, истец указал, что в феврале 2015 года мать вместе с дочерью без его согласия в нарушение решения Окружного суда города Вантаа, Финляндия, пересекла границу Финляндии, лишив, таким образом, истца возможности общаться с дочерью, участвовать в её воспитании и развитии, нарушив защищаемые законом его права опеки как другого родителя.

Разрешая по существу заявленный спор и удовлетворяя требования истца о возвращении ребенка в государство постоянного проживания на основании международного договора, суд первой инстанции, руководствуясь основными принципами Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980, которые подразумевают возвращение ребенка, незаконно перемещенного из государства постоянного проживания, пришел к выводу о том, что, исходя из установленных по делу обстоятельств, государством постоянного проживания несовершеннолетнего ребенка является Финляндия, в связи с чем наличествуют правовые основания для возвращения ребенка в Финляндию.

Судебная коллегия, находя заслуживающими внимания доводы апелляционной жалобы адвоката Дюваль Карины Марковны, не считает возможным согласиться с указанным выводом Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга, поскольку он не соответствует обстоятельствам дела, судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, установленные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела, не доказаны.

Так, в соответствии с преамбулой Конвенции она направлена на защиту детей в международном масштабе от вредоносных последствий их незаконного перемещения или удержания, на установление процедур, обеспечивающих незамедлительное возвращение детей в государство их обычного проживания, и на обеспечение защиты права доступа к ребенку.

Согласно статье 3 Конвенции перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если: а) они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; и б) во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.

Основными целями Конвенции является возращение незаконно перемещенного ребенка в страну его обычного проживания, в связи с чем, для того чтобы удержание ребенка было признано незаконным в соответствии со статьей 3 Конвенции и разрешения вопроса о возвращении ребенка необходимо первостепенно выяснить, какое государство является Для ребенка местом обычного проживания.

Государство постоянного, обычного проживания ребенка является по существу вопросом факта, который должен быть определен с учетом всех обстоятельств конкретного дела.

Важнейшим критерием при определении государства постоянного проживания является степень интеграции ребенка в социальную и семейную среду. Кроме того, необходимо принять во внимание, какова была причина переезда, длительность проживания ребенка в той или иной стране, устройство ребенка в школу, детский сад.

Принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции принял во внимание решение Окружного суда города Вантаа от 23 декабря 2014 года, которым над ребенком установлена совместная опека обоих родителей, а место жительства ребенка определено с отцом по месту его жительства в Финляндии.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым указать на то, что на момент вывоза матерью ребенка из Финляндии на территорию Российской Федерации — февраль 2015 года, указанное решение Окружного суда города Вантаа не вступило в законную силу, апелляционная жалоба матери оставлена без удовлетворения Апелляционным судом города Хельсинки 20 ноября 2015 года (л.д. 129-136, том 3).

Кроме того, указанное решение не содержит в себе указания на конкретное место проживания ребенка.

Как указывалось ранее, одним из критериев, позволяющих установить незаконность действий стороны, вывезшей ребенка из государства его постоянного проживания на территорию иного государства, является осуществление вывоза ребенка в нарушение прав опеки.

Таким образом, в данном случае, действия Ответчицы по вывозу ребенка из Финляндии на территорию Российской Федерации, с учетом отсутствия на момент вывоза ребенка вступившего в законную силу решения суда об определении его места жительства и требований статьи 3 Конвенции, не могут быть признаны незаконными.

Обстоятельство вывоза ребенка, обладающего гражданством Российской Федерации, на территорию Российской Федерации, по мнению судебной коллегии, не нарушает прав опеки истца, то есть его родительских прав.

Судебная коллегия обращает внимание также на отсутствие законодательного запрета на ввоз ребенка, обладающего гражданством Российской Федерации, на территорию Российской Федерации.

Не соглашаясь с выводом суда первой инстанции, судебная коллегия учитывает и такие существенные для дела обстоятельства как отсутствие на момент вывоза ответчицей ребенка с территории Финляндии разрешения на пребывание ребенка на территории данного государства и отсутствие его в настоящее время.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела, не оспариваются сторонами.

Принимая во внимание, что ребенок постоянно с февраля 2015 года проживает в Санкт-Петербурге по месту постоянной регистрации своей матери, где согласно заключению Главы Местной Администрации Муниципального образования Муниципальный округ №65 для неё созданы все надлежащие условия для проживания и развития (л.д. 235, том 3), при отъезде в Финляндию стороны с регистрационного учета в Российской Федерации не снимались, с учетом возраста ребенка на момент его вывоза с территории Финляндии — 2 года 1,5 месяца, из которых, что не оспаривается стороной истца и подтверждается материалами дела на протяжении нескольких месяцев ребенок проживал на территории Норвегии (куда был вывезен истцом в отсутствие согласия ответчицы и находилась там, что следует из решения Окружного суда от 23 декабря 2014 года с июля до октября 2013 года л.д. 38 том 1, тогда как сам истец в указанный период проживал на территории Финляндии), отсутствие у ребенка знаний финского языка, посещение в период нахождения на территории Российской Федерации различных медицинских и детских развивающих учреждений (л.д. 16-31, том 3) судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что государством постоянного проживания ребенка является Финляндия. Ребенок, с февраля 2015 года проживая на территории Санкт-Петербурга, достиг значительной степени интеграции в социальную и семейную среду в Российской Федерации, в связи с чем, удержание ребенка не может быть признано незаконным в соответствии со статьей 3 Конвенции.

Посещение ребенком детского дошкольного учреждения в Финляндии на протяжении непродолжительного периода времени — с 10 ноября 2014 года по 21 января 2015 года, не говорит об интеграции ребенка в социальную среду, и не позволяет определить местом постоянного проживания Финляндию.

Кроме того, согласно статье 13 Конвенции судебный или административный орган запрашиваемого государства не обязан предписывать возвращение ребенка, если лицо, учреждение или иная организация, выступающие против его возвращения, докажут, что: а) лицо, учреждение или иная организация, осуществлявшие заботу о ребенке, фактически не осуществляли свои права опеки на момент перемещения или удержания ребенка или дали согласие на его перемещение или удержание или впоследствии не выразили возражений против таковых; или б) имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации родители несут ответственность за воспитание и развитие своих Детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Пункт 1 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении Родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

Исходя из вышеприведенных норм, следует, что Семейный кодекс Российской Федерации также реализует принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка и устанавливает запрет на причинение ему физического или психологического вреда.

Согласно заключению Уполномоченного по правам ребенка, ввиду наделения обоих родителей равными права опеки над ребенком, на территории Российской Федерации не умаляются права истца, перемещение ребенка от матери к отцу для постоянного проживания в Финляндской Республике, с учетом ряда заболеваний ребенка, может нанести физический вред ребенку (л.д. 168, том 3).

Наличие у ребенка ряда заболеваний подтверждается представленными в материалы дела медицинскими документами (л.д. 16-18, 21-29, 56-58, том 3).

Таким образом, предусмотренные статьи 13 Конвенции исключения из основополагающего принципа незамедлительного возвращения ребенка туда, откуда он был незаконно перемещен, также позволяют прийти к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 декабря 2015 года отменить.

В удовлетворении исковых требований о возвращении ребенка в государство постоянного проживания на основании международного договора отказать.


Председательствующий: подпись
Судьи: подписи

Ссылка на оригинал

Да 6 6

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «О применении Гаагской конвенции 1980 года» 1 звезд из 5 на основе 6 оценок.

    Похожие публикации

    Продвигаемые публикации